Разные левые организации, несмотря на ситуацию в стране, продолжают свою активную деятельность.

В ряде городов и кварталов прошли локальные демонстрации. Наиболее активными оказались жители Гуш-Дана и его окрестностей. Естественно, демонстранты не могли не нарушать требования Минздрава. Карантинные ограничения на передвижение и собрания для них ничто иное, как проявление диктатуры и антидемократические меры.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу

В регионах, удаленных от центра, с демонстрантами не особо церемонились. Полиция просто вылавливала отдельных нарушителей. Однако им пришлось столкнуться с довольно жестким противостоянием со стороны митингующих.

В Тель-Авиве на площадь Габима пришли несколько сотен людей. Сотрудники полиции пытались разогнать незаконную акцию, но также столкнулись с активным сопротивлением со стороны демонстрантов.

На фоне попыток полиции добиться соблюдения всех ограничений подняли головы общественные организации, о существовании которых до этого момента ничего особо не было слышно. Они требовали, чтобы Амир Охана оставил свой пост, так как он несет персональную ответственность за действия полиции.

Депутат от партии «Еш атид» Орна Барвиваи предложила провести срочное заседание комиссии кнессета, на котором, по ее мнению, необходимо рассмотреть вопрос о полицейском произволе.

По ее утверждению, полицейские неоднократно применяли насилие, от которого пострадали законопослушные демонстранты. При этом депутат проигнорировала тот факт, что демонстрантам выписывали штрафы за то, что они нарушали «карантинные» постановления правительства и кнессета.

Группа ультралевых активистов попыталась устроить демонстрацию у дома министра иностранных дел Габи Ашкенази. Однако полиция уже на подходе начала останавливать нарушителей.

Некоторые участники демонстрации, как оказалось, должны были сидеть дома на карантине. Они получили штрафы в размере 5 000 шекелей и были отправлены по месту проживания.

Штрафы получали не только демонстранты, но и журналисты: за то, что удалились от дома дальше чем на 1 км и не соблюдали социальную дистанцию. Много журналистов «выполняли свои обязанности», а соблюдение дистанции для них оказалось ударом по свободе слова.

От полицейского произвола пострадал даже мэр Тель-Авива Рону Хульдаи. Пожилой человек решил лично поддержать демонстрантов. В результате  кто-то из полицейских ударил его по руке. После этого мэр выразил свое недовольство тем, что полиция применят силу против митингующих, которых Хульдаи считает израильскими патриотами.

Примечателен тот факт, в израильском законодательстве нет конкретики именно о свободе демонстраций. Правительство очень долго не могло принять решение по поводу ограничения этой свободы. Поэтому, когда пришло время ее ограничить, принятие этого решения отдали на откуп кнессету, придавая ему истинно демократический характер.

Соответственно, после принятых решений все демонстрации и их участники, фактически, нарушают уголовное и административное право.

По окончании массовых акций организаторы заявили, что в них участвовало примерно 130 тысяч граждан.

Тем временем 4 октября пройдет заседание кабинет министров, на котором будет рассмотрен вопрос возможного ужесточения ограничений, касающихся передвижений, работы предприятий и массовых собраний.

Правительство рассчитывало на то, что закрытие большинства частных предприятий и государственных учреждений на время праздников не будет слишком болезненным.

Предполагалось, что после Суккота можно будет открыть учреждения образования, предприятия и даже культурные и спортивные учреждения. Однако нынешняя ситуация не соответствует таким оптимистичным прогнозам.

Ежедневно в Израиле отмечается около 20 случаев летального исхода, а количество случаев заражения – более 10 процентов от общего числа проводимых тестов.

В этих условиях премьер-министр и многие члены правительства склоняются к дальнейшему ужесточению мер. Однако, в этом случае, после окончания праздников следует ожидать нового роста массового недовольства и открытого неподчинения требованиям Министерства здравоохранения.

Следует также заметить, что полиция не комментирует происходящее в городах плотного населения ультраортодоксального населения, например Бней-Брак. Очевидцы сообщают, что там проводились массовые молитвы и гуляния, а присутствие полиции практически не ощущалось.

Тем не менее поступила информация что в Бней-Браке полиция таки закрыла две йешивы, после того, как учебные заведения были перепрофилированы под подпольные синагоги.

В Иерусалиме также были открыты многие синагоги. в которые был организован беспрепятственный доступ всем желающим.