Множество бойцов из подразделений ПРО «Железного купола» сразу по завершении службы или даже во время нее заработали онкологию, пишет «Едиот ахронот». Журналисты издания провели расследование на предмет того, есть ли взаимосвязь между службой и коварным недугом.

Они записали истории 10 ребят и девушек, у которых был диагностирован рак. Некоторые подали судебные иски против Минобороны, другим же не хватает ни физических, ни моральных сил тягаться с системой.

У Рана Мазора боли начались еще во время службы в подразделении «Железного купола». Однако парень не придавал им значения. Он отмечает, что его товарищи называли огромный радар системы ПРО тостером.

К слову, похожие аналогии проводит и еще один бывший военнослужащий — Йонатан Хаимович. Он рассказал, что ощущения возле радара наверняка можно сравнить с тем, что происходит с пищей в микроволновке: все внутри закипает. Тело в буквальном смысле обдает жаром.

Опухоль в шее размером с небольшой мячик Йонатану диагностировали в 22 года. Сейчас ему 31. Чтобы справиться с болезнью, парень прошел курсы химии и облучения.

Шир Тахар призналась, что в подразделении ни разу не оснащали бойцов средствами защиты против облучения. Спустя 10 месяцев с момента дембеля девушка почувствовала боли в пояснице, а также ногах. Выяснилось, что у нее лейкемия.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу

В больнице Шир навестил коллега по службе Авраам Бен-Закен. Он поделился, что тоже болеет, и рассказал про других бойцов «купола» с диагнозом онкология. Авраам посчитал такие совпадения неслучайными. Но девушка тогда пропустила слова приятеля мимо ушей.

Однако после годичной ремиссии рак снова запустил свои «щупальца» в Шир, а Авраам так и не смог победить болезнь – его не стало.

Как и 23-летней Омер Хили Леви, которая ушла в лучший мир два года тому. Ее мать Левана рассказала, что девушка преодолела 12 сложнейших сеансов химии. Сначала болезнь, казалось, пошла на попятную, но через 2 месяца вернулась вновь. Выкарабкаться Омер уже не удалось.

В расследовании также сказано, что в 2011-м  число солдат-срочников противоракетной обороны пополнило 240 израильтян. После дембеля или за время армейской службы по меньшей мере шестеро человек получили онкологию.

По словам Йонатана Шува, адвоката, который представляет интересы части пострадавших бойцов, его клиентам очень тяжело в психологическом плане. Многие из них даже и мысли не допускают, чтобы пойти в суд и затребовать компенсацию у Минобороны. Шув считает, что оборонное ведомство должно кардинально поменять свои подходы к молодым людям, которым служба в армии стоила здоровья.

В комментарии пресс-службы ЦАХАЛа сообщается, что забота о здоровье солдат – важнейшая задача армии, поэтому подобные истории основательно проверяются. В данной ситуации статистика заболеваемости солдат противоракетной обороны не превысила пределов нормы. А абсолютно все установки «купола» регулярно проверяются на повышенное облучение.

Так же мы сообщали о проверке ЦАХАЛа: процент инвалидности Ицика Саидиана, совершившего самоподжог, был занижен вдвое. Амир Эшель, генеральный директор центра реабилитации Минобороны, передал отчет членам семьи парня.