Травля несогласных с режимом Путина в целом и вторжением России в Украину в частности принимает новые обороты. Отныне под моховик непрерывно вращающейся буквы Z, перемалывающей любое свободо- и даже уже инакомыслие, попадают и те, кто выступает Zа, но просит быть чуточку либеральнее.

Вероятно, они плохо учили историю в школе. История вообще учит тому, что никого ничему не учит. Теперь придется снова сесть за парту.

Похабная бабка Симоньян

Первым учить уроки 37-го года отправят, по-видимому, Филиппа Киркорова. На днях певец высказался, как «отрезала» Ксюша Собчак: «мощно»! Вся мощь этого спича, впрочем, заключалась не в упоминании трагедии в Буче или разговорах о бессмысленном уничтожении Мариуполя. Тут как раз все было нормально. Россия – в беде, надо сплотиться в трудную минуту, а те, кто имеет «альтернативное» мнение как максимум – испугались.

Вот собственно этих «альтернативщиков» Киркоров и принялся защищать, атаковав главную пропагандистку Кремля, главреда канала RT Маргариту Симоньян, назвав ее тем, кем, собственно она для многих зрителей по всему миру и является: похабной бабкой на базаре.

Филиппу было чем возмутиться. Незадолго до этого Марго назвала Галкина геем, который женился на Пугачевой Корысти ради. Каким бы эпатажным не был Киркоров, но даже для него это, как говорит молодежь – зашквар.

Киркоров потребовал прекратить травлю актеров, ибо надо объединяться, а не наоборот. В такие-то трудные для России времена.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу

Ответка прилетела быстро. Сама Маргарита не удосужилась отписать что-либо поп-звезде. Сделала она это через своего подчиненного. Журналиста Антона Красовского. Некогда это был вполне себе либеральный аналитик, вещавший даже на оппозиционном телеканале «Дождь» в том числе в одном эфире с Невзоровым. Потом, правда, что-то пошло не так. Или, наоборот, так, как Красовскому было надо. И он примкнул к Симоньян. Этим уже все сказано.

Так вот Красовский в похабной манере вписался за «похабную бабку», написав, что бывшие родственники Киркорова, имея ввиду Пугачеву с Галкиным, «срут обществу в рот». Там много еще чего. Будет желание – погуглите. Симоньян везде, где только можно эту мерзость перепостила.

Бабка наносит ответный удар?

Одним, впрочем, репостом дело не обошлось. Сначала часть коллег по творческому цеху недоумевала, мол, как так: с Галкиным, Пугачевой и прочими «предателями» все ясно. Что тут думать? Думать в современной России действительно вредно.

В конце концов Киркоровым всерьез заинтересовались русские мракобесы. В обществе, где есть множество серьезных статей за «оскорбления чувств», распространение фейков и прочие формы несоблюдения морали, нравственности и покорности найти что-либо, выходящее за рамки вот этого вот всего, как говорил байкер Залдостанов, у такого эпатажного артиста, как Киркоров довольно просто.

Филипп «прокололся» ровно через пару дней, потоптавшись на сценическом кресте во время одной из песен, исполняемых на его же юбилейном концерте.

Мышеловка хлопнула моментально. Возбудились все: от монархистов до коммунистов.

Олигарх Малофеев – основатель канала Царьград ТВ (того, где вещает конспиролог Никита Михалков), обратился в прокуратуру. Он оскорбился выходкой Киркорова, подсчитав заодно неприличные расходы на юбилейный банкет с осьминогами, черной икрой и королевскими крабами. Ну тут, да. Филипп перегнул. Раньше-то, видимо, угощал гостей шпротами.

Глава ветеранского движения Резяпов тоже оскорбился. И написал не только в Генпрокуратуру, но и в Следственный Комитет.

Депутат Милонов рассердился не только на Киркорова, но и на публику, которая, (вот же ты подумай!) не ушла демонстративно из зала, а продолжала аплодировать этому артисту. В общем, как всегда, не везет с народом. Приходится его, этот самый народ, снова учить. А то дали, понимаешь, волю. Сегодня его кумир на пропагандистов обрушивается, завтра по кресту на сцене ходит, а что потом? На Красную площадь с плакатом «нет войне» выйдет?

Шутки давно кончились.

Не знаю, какова будет дальнейшая судьба Киркорова. Может, припугнут так, что Филипп в патриотическом угаре обгонит самого Газманова с какой-нибудь песней «Вперед-вперед Россия». А, может, наоборот, его-таки вытолкают за границу, где он, как говорит Милонов, будет метаться между Галкиным и Макаревичем.

Как бы то ни было, внутри России двух мнений и даже сомнений быть не может. И это четко очертил режиссер Карен Шахназаров в программе у Владимира Соловьева. Не поддерживаешь Z – добро пожаловать в новый Бухенвальд! Вы только послушайте.

Шахназаров, Кеосаян, Бортко, Михалков, Машков, Безруков, Певцов, Гагарина, Газманов… Армия актеров, режиссеров, певцов и прочих селебрити в большинстве своем не распалась. И теперь лидеры мнений, как мы видим, не только призывают жить Zа Россию и умирать Zа Россию. Теперь и думать надо исключительно Zа. Кто против – концлагерь. Или вон из страны.

В России остаются единицы. Рекомендую послушать интервью актера Артура Смольянинова. Героя «9 роты». Он пока еще в Москве. Пока еще думает.

Большинство из меньшинства – за границей. Ахиджакова, Хаматова, Ургант, который теперь с Хрусталевым и Михеевой дает сценические версии «Вечернего Урганта». Даже Виторган старший с молодой женой «отчалил» из России в Турцию. Чета пишет, что на отдых. Галкин с Пугачевой, впрочем, тоже так писали.

По сей день с начала войны в Украине «отдыхает» в Европе журналист Александр Невзоров, на которого сначала завели уголовное дело, а вчера подали в розыск. Александр Глебович не скрывается. В программе «Невзоровские среды» в интервью Дмитрию Гордону он говорит, что живет у доминиканцев. Зарабатывает тем, что лечит коз, благо имеет знания по ветеринарии. И дает многочисленные интервью западным каналам о том, чем сейчас живет Россия. Или в чем…

Невзоров, кстати, тоже не обошел вниманием селебрити, разделив их фактически на лакеев и тех, кто, как Галкин, оказался достойными людьми:

— Галкин понял, что не лакей. И он не хочет быть лакеем. Чувствуется, что он переживает огромную боль. Мы-то, участники информационного фронта, обязаны быть честными, а актеры нет.

Честные, к счастью, есть. И актеры, и журналисты, и обычные люди. Последним сложнее всего. Они, в отличие от тех, кто может уехать из страны хоть завтра, вынуждены молчать, ибо Z теперь стала вполне себе одушевленной штукой, которая может переломить хребет, посадить в тюрьму или казнить без суда и следствия.

И этим же людям потом, когда все закончится, тоже придется несладко. Ведь при коллективной ответственности очень сложно будет отделит тех, кто стоял перед зигзагообразными инсталляциями на коленях, от тех, кто люто их ненавидел.

Борис ГОЛЬДБЕРГ