Вот уже третьи сутки не прекращаются обстрелы территории Израиля со стороны Сектора Газа. Когда же наступит конец новому витку эскалации? Для ответа требуются учитывать два фактора. Многое, если не все, будет зависеть от того, сколько человек пострадает в Газе и до какой степени в нынешний конфликт будет вовлечен ХАМАС.

ХАМАС сейчас на распутье. На данный момент масштабное открытое противостояние – не в интересах ХАМАСа. Руководство Газы четко осознает, что, как только они вступят в борьбу с ЦАХАЛом, их ждут неприятные последствия. Тут же прекратятся финансовые вливания со стороны Катара, а Египет сложит с себя роль посредника в переговорах.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу
Masked militants from the Izzedine al-Qassam Brigades, a military wing of Hamas, ride vehicles as they commemorate the 30th anniversary of their group, in Gaza City, Wednesday, Dec. 13, 2017. (AP Photo/Adel Hana)

Но если количество убитых начнет исчисляться в сотнях, то палестинское «гражданское общество» выйдет на улицы и сделает все возможное, чтобы вынудить ХАМАС поддержать Исламский джихад.

Нынешний кризис начался достаточно незаметно, около десяти дней назад. Тогда военно-политический кабинет изучал секретные сведения, добытые разведкой. Они касались организации будущих терактов, направленных против Израиля.

Исходя из полученных данных, представители ЦАХАЛа и ШАБАКа дали рекомендацию без промедления уничтожить Бахаа Абу аль-Аты. Его след был обнаружен в подготовке нескольких уже состоявшихся терактов, а также он оказался замешан в организации планируемых диверсий.

Причем контрразведка и военное ведомство уточнили: убить Аль-Ату недостаточно, надо сделать так, чтобы эта смерть парализовала Исламский джихад и лишила его воли к нанесению ответного удара. То, что мысль о мести должна появиться у террористов одной из первых, было очевидно для всех…

Зачем нужно было ликвидировать главу Исламского джихада, и почему так срочно? Это позволило бы сохранить преимущество, состоящее во внезапности. Аль-Ата заметал следы, постоянно меняя место пребывания. А получив сведения, что на него объявлена охота, мог выбрать для своей защиты любой гражданский социальный объект: укрылся бы в госпитале или школе, если бы почувствовал, что Израиль готов немедленно нанести удар.

Операция «Ликвидация».

Ранним утром 12 ноября, в четыре часа, Военно-воздушные силы армии Израиля нанесли удар по трехэтажному дому, расположенному в Газе. У пилотов были достоверные сведения о том, где находится террорист. Данные им передала разведка.

Они оказались настолько полными, что было даже известно, в какой комнате здания спит Аль-Ата и какая из стен при обрушении представляет для него особую опасность.

Тем же утром еще одна ликвидация была проведена в Дамаске. Под ракетным обстрелом оказался дом, где жил заместитель руководителя Исламского джихада Акрама аль-Аджури. Эта атака, по сведениям сирийского информационного агентства SANA, состоялась ровно через 15 минут после операции в Секторе Газа.

Аль-Аджури и Аль-Ата были хорошо знакомы друг с другом, хотя об их равенстве в организации и речи не шло. По занимаемому положению заместитель главаря Джихада был существенно выше, чем командир Северного крыла боевиков.

В сферу ответственности Аль-Аджури входил такой важный вопрос, как связь джихадистов из Палестины с Ираном, а также вопросы финансирования и ведения военных операций. Иран делал ставку на исламский джихад как на свой форт-пост на территории другой стороны и осуществлял руководство террористической организацией через верных людей в столице Сирии.

Реакция мира на обстрелы Израиля

Террорист «двойного назначения»

У Аль-Аты теоретически была широкая свобода действий, однако мнение израильских журналистов о том, что тот «делал все, что взбредет в голову», действительности не соответствует. Его вполне можно было бы призвать к порядку, если бы этого захотел хоть кто-нибудь в Иране или даже в ХАМАС.

Однако желающих приструнить «хулигана» не нашлось. И та, и другая стороны использовали террориста и его дикие выходки в своих интересах.

Тегерану нравилось, что нашелся человек, «наказавший» Израиль за то, что тот осмелился противостоять иранской агрессии. А Израиль, ликвидировавший террориста и тем самым вызвавший ракетные обстрелы собственной территории, получил отличный шанс вполне оправданно нанести ответные удары по вражеской инфраструктуре.

Израиль начинает и выигрывает

Израиль осознанно начал рискованную игру – и выиграл. Во всяком случае, в нынешней ситуации плюсов больше именно для него.

flickr.com / Israel Defense Forces

Во-первых, уничтожен опасный и авторитетный террорист. Во-вторых, джихадисты теперь имеют меньше возможностей нарушать перемирие в долгосрочной перспективе. Да, количественно они вооружены лучше ХАМАСа, ракет у них больше, но их обстрелы отличаются беспорядочностью, а, следовательно, низкой эффективностью.

Конечно, ситуация еще может ухудшиться. Например, существует риск атаки со стороны Сектора Газа ракетами с увеличенным радиусом действия. И вообще неизвестно, когда обстрелы прекратятся и какой урон принесут в итоге. Не перевесит ли он тактическую выгоду, полученную Израилем при ликвидации Аль-Аты? Неизвестно.

Но пока у террористов только одно достижение. Им действительно удалось вывести ситуацию в Израиле из равновесия, прервать спокойное течение жизни граждан. Но вряд ли эта временная победа удовлетворит тех, кто стоит за ними.

Примечание. На момент публикации статьи была получена информация что в 5-30 утра в четверг 14 ноября, при содействии Египта было подписано Соглашение о прекращении огня. Несмотря на это обстрелы Израиля продолжались, но с меньшей интенсивностью.

Почему китайцы интересуются иудаизмом и Израилем?