Израильский журналист, политолог и востоковед Марк Новиков, ведущий Telegram канала «Дежурный по Израилю» проанализировал отношения Иерусалима и Москвы на данный момент. Эксперт приходит к выводу, что с Кремлем диалог необходимо, но Лапид не торопится идти на переговоры.

К чему разговоры все эти?

По мнению Новикова, Израилю в любом случае нужен диалог с Кремлем на фоне ситуации в Сирии и Ливане. Дело в том, что израильские самолеты летают в этом небе и им нужно и прикрытие.

Есть, кроме этого, и ядерная программа Ирана. И само собой, сотни тысяч евреев, имеющих право на возвращение. Закрыть глаза на факт их существования Израиль не может и не должен. Закрытие «Сохнута» в этом смысле, конечно, не остановит Алию, но всем очевидно, что это лишь первый шаг в названном направлении.

Совет!

В ближайшие дни нас ожидает развязка, пишет Новиков. Какой бы они ни была, следует сказать главное: если вы можете уехать, уезжайте. Не стоит ждать последнего парохода.

Криминальная дипломатия Москвы

Обострение отношений с Россией – это первый серьезный вызов Лапиду: временному премьеру и политику, который не собирается отправляться на свалку истории.

По мнению Новикова, ни для кого не секрет, что Путин привык решать свои политические задачи через шантаж и препирание к стенке своих оппонентов. Именно в рамках этого же подхода он когда-то взял в заложники израильтянку/американку Нааму Иссахар. И выменял на нее российского хакера Алексея Буркова (по всей видимости, работавшего на ФСБ).

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу

Буркова сначала экстрадировали в США из Израиля, а затем незаметно прошлой осенью отдали Москве.

Путин так же чуть не выменял на Нааму церковь в самом сердце старого города Иерусалима — Александровское подворье. И именно это же он сейчас делает с американской баскетболисткой Бриттни Грайнер, которую «судят» в России за «контрабанду» наркотиков, тогда как она перевозила в чемодане немного медицинской марихуаны, прописанной ей врачом для личного пользования.

– Впрочем, что именно Кремль хочет на нее выменять, мы пока не знаем, – уточняет эксперт.

Все это, продолжает он, стиль кремлевской дипломатии. В ситуации отсутствия позитивных инструментов (востребованных технологий, например), Путин берет в заложники людей, а с недавних пор и целые народы — диаспоры.

Вас вызывает Кремль

А теперь, как говорится, следите за руками. Вот, какие параллели проводит Новиков.

1 июля Яир Лапид вступил в должность премьера-министра Израиля. 5 июля появилась информация о возможном закрытии еврейского агентства «Сохнут». Уже тогда было понятно, что Лапида таким варварским способом приглашают на диалог.

Он мог либо прилететь в Москву, как делали все премьеры Израиля, включая Беннета уже после начала войны. Либо просто позвонить, чтобы понять, чего на этот раз требует Кремль. Но Лапид демонстративно абстрагировался от проблемы, перепоручив ее министерству иностранных дел без министра (ведь он до сих пор остается и главой МИДа).

Москву не устроил такой уровень диалога, говорит Новиков, так что переговорной группе попросту не выдали визы. Это был еще один жирный намек на то, что Путин хочет решать этот вопрос с Лапидом напрямую и дает последнему срок до 28 числа (начало суда по делу «Сохнута» в Москве). Но Лапид продолжает делать вид, что ничего не замечает.

В рамках «зеркальных мер» команда Лапида намекает на возможное закрытие Российского культурного центра в Тель-Авиве. Однако Кремль тут же намекнул на расширение мер и закрытие всех еврейских организаций в России, имеющих отношение к Израилю. JPost пишет, что им могут дать статус иностранных агентов и признать деятельность «нежелательной на территории РФ».

А поговорить?

И тут эксперт задается вопросом: почему Лапид очевидно не хочет прямого диалога с Путиным? Ведь даже у террористов, захвативших заложников, нужно хотя бы формально уточнить требования.

Все вокруг намекают на принципиальную и гораздо более жесткую позицию нового премьера Израиля относительно войны в Украине. Но Новиков эту причину отвергает. В конечном счете, пишет он, переговорную позицию да и сам факт прямого диалога можно было согласовать с Зеленским, как делал Беннет, когда летал к Путину уже после начала войны.

У эксперта есть свои три причины.

Первая: возможно, Лапид знает или предполагает, что у Путина есть какой-то очень серьезный компромат на него, и поэтому не хочет вступать с ним в прямой диалог.

Вторая: Лапид просто боится, что не справится с давлением Кремля, и это может стоить ему политической карьеры на фоне предстоящих выборов осенью. Поэтому максимально дистанцируется от токсичных контактов.

Третья: Лапид знает, возможно, с подачи Беннета, что у Путина есть серьезные козыри в рукаве относительно Сирии и Ирана. И сам факт начала прямого диалога может поставить Лапида в ситуацию необходимости непопулярного выбора в пользу дьявола. Поэтому он и оттягивает начало прямого диалога.

Возможно, резюмирует политолог, правда между версиями. Но какой бы ни была реальная причина нежелания Лапида вести диалог с Кремлем, это в конечном счете показывает не силу позиции Израиля, а слабость в текущих обстоятельствах.